Рак в Украине лечится! — интервью с завотделением малоинвазивной хирургии онкоцентра КМКОЦ.

Рак в Украине лечится! — интервью с завотделением малоинвазивной хирургии онкоцентра КМКОЦ.

Ежегодно 140 тысяч украинцев получают онко-диагноз. По 380 наших сограждан в сутки! Почему заболеваемость растет, как уберечься и есть ли эффективное лекарство?

Говорим с Екатериной Харченко, заведующей отделением малоинвазивной хирургии Киевского городского клинического онкологического центра. За последние полгода она провела 420 успешных онкогинекологических вмешательств, что делает ее одной из наиболее часто оперирующих хирургов страны. Екатерина принимает пациентов в КГКОЦ и МЦ «Добробут». Запись надолго вперед, но хирург приглашает писать ей в Фейсбуке. — “Я никогда не отказываю пациенту. Сегодня современному врачу важно оставаться диджитал, поэтому ко мне всегда можно обратиться. У человека рак и он хочет поговорить со мной. Что может быть важнее этого”

Екатерина Харченко

— Почему онкология так распространена?

От статистических данных бросает в дрожь даже нас, врачей. Но страшнее всего то, что количество больных будет расти. Всемирная организация здравоохранения опубликовала данные — к 2040 году заболеваемость вырастет на 29%! Почему так происходит?

Если говорить о нашей стране, причин множество, но есть основные. Первая, социальная — очень низкая онконастороженность населения. Люди не следят за здоровьем и откладывают визиты к врачам на «потом», даже если что-то болит. Вторая причина кроется в самой системе медицины — это проведение профосмотров «для галочки» и отсутствие эффективных скрининговых программ (медицинское обследование с целью выявления степени риска заболевания — ред.). В итоге болезнь выявляют на поздних стадиях, когда лечить пациента сложно. Чтобы разорвать замкнутый круг, нужно наладить систему. Выявление патологии на ранних стадиях приведет к своевременному лечению, что в свою очередь не только улучшит качество жизни пациентов, но и существенно увеличит ее продолжительность.


— Что делать?

Заболеть может каждый и гарантированной профилактики не существует. Единственное, что можно и нужно делать, — это регулярно обследоваться. Особенно, при генетической предрасположенности. Если у бабушки был рак молочной железы, онконастороженность должна быть выше. Сегодня с помощью генетического анализа специалисты могут определить, унаследовали ли вы от родителей предрасположенность к тому же раку молочной железы. Женщинам обязательно ежегодно посещать гинеколога и маммолога, делать УЗИ молочных желез или маммографию. Если в роду кто-то болел раком, добавьте еще УЗИ органов малого таза и брюшной полости. Мужчинам нужно делать флюорографию или рентген раз в год, колоноскопию раз в три года (при наличии показаний) и осмотр простаты. А вот разрекламированные инструментальные методы (КТ и МРТ) в рамках онкоскрининга делать без соответствующих показаний и назначений доктора не стоит. То же касается онкомаркеров, — их повышение не всегда говорит о наличии онкопроцесса и наоборот. Из общих рекомендаций: избегать стрессов, правильно питаться, вести здоровый образ жизни.


— Рак лечится?

Ответ — однозначно да! Особенно, если болезнь выявили на начальных стадиях. При правильно подобранном лечении человек может полностью выздороветь и прожить до самой старости. Если говорить о третьей и четвертой стадиях, тут вопрос сложнее и часто упирается в финансовую составляющую. Большое значение еще имеет желание человека побороть страшное заболевание. В моей практике были случаи, когда пациент казался «безнадежным» с точки зрения медицины. А он настолько хотел жить и верил в эффективность лечения, что начинал выздоравливать.


— Что подтолкнуло выбрать специализацию? Какие особенности работы с онкобольными?

Мне кажется, я родилась с убеждением, что врач — это лучшая профессия на земле. В моей семье все медики и я всегда знала, что хочу спасать людей. Поступила в мединститут и почти с первого дня работала в отделении травматического шока в Институте хирургии в Харькове. Выходила на 17 ночных смен в месяц: каждую вторую ночь спала в больнице и каждое дежурство привозили пациента. Тогда я уже точно знала, что хочу быть хирургом! И мне невероятно повезло с Учителями: меня готовили лучшие врачи Украины, у которых я научилась не только оперировать, но и «носить белый халат»! В Киев я приехала подготовленная, и выбрала узкую специализацию — онкогинекологию, о чем совершенно не жалею. Трудно ли работать с онкобольными? На этот вопрос у меня всегда один ответ — врач не может позволить себе эмоции. Мы должны быть сильнее болезни! Тяжелых случаев много. Но как бы ни было сложно, мы стараемся сделать все, чтобы спасти!


— Расскажите об инновациях в лечении?

Онкология сейчас и онкология 10 лет назад — это две разные реальности. Несмотря на ежедневные открытия в онкологии, мы знаем о раке невероятно мало. Рассчитывать на то, что придумают таблетку, избавляющую от рака подобно тому, как антибиотик уничтожает вирусную инфекцию, сейчас нет оснований. Сложно представить вакцину от онкологии. Ведь рак — «собирательный» термин, болезнь, которая появляется, когда деление клеток выходит из-под контроля. Но медицина активно развивается, более углубленно исследуют область молекулярно-генетических нарушений. Революционный метод лечения — использования препаратов, которые «бьют» не по опухоли напрямую (как химиотерапия или таргетная терапия), а действуют опосредственно, через иммунную систему. Меняются подходы к лечению. Если недавно всех онкологических пациентов оперировали открытым способом, то сегодня — эра эндоскопической хирургии. При этом ведущие специалисты земного шара уверены, что через 20 лет большинство опухолей не будут удалять оперативным путем — их будут лечить путем применения новейших химиотерапевтических препаратов и лучевой терапии.


— Есть мнение, что в Украине онкологию не лечат и за границей медицина лучше. Что думаете об этом?

Это неправда. В нашей стране очень много первоклассных врачей! Я была на стажировках в США, Германии, Швейцарии, Испании, Италии. Люди одинаковые в любой стране, врачи бывают хорошими и плохими тоже везде. В Украине онкологию лечат и это лечение соответствует американским и европейским протоколам! У нас также собирают консилиум врачей, выносят на обсуждение каждый случай и сообща принимают решение. Что лучше за границей? Оборудование, препараты и подход — там больных онкологией лечат только онкологи! А вот у нас часто оперируют рак в обычных больницах. Когда с онкологией «борется» просто хирург, результат может быть печальным... Поэтому подчеркиваю – важно обращаться в специализированные онкологические центры! Что бы я сделала, если бы онкология пришла в мою семью? В первую очередь обратилась бы за консультацией к нашим специалистам. Не скрою, возможно к нескольким, потому как всегда лучше иметь два мнения вместо одного, и три вместо двух. Но абсолютно спокойно легла бы на операционный стол в нашей стране. Не вижу смысла в оперативном вмешательстве заграницей.


— Вас, наверняка, приглашали работать за границей?

Мне предлагали переехать за границу, но я этого не сделаю. Знаете почему? Потому что я искренне верю в Украину и в наш народ. Ближайшие пять лет буду оперировать. Что дальше? Пока не знаю, но точно буду в медицине и в нашей стране! Очень хотелось бы поменять что-то в лучшую сторону именно на своей родине. И позитивные сдвиги есть! Например, отделение малоинвазивной хирургии было открыто в Онкоцентре около года назад, а сегодня это самое большое отделение малоинвазивной хирургии в Украине! При поддержке администрации больницы помещение полностью отремонтировали и закупили современное лапароскопическое оборудование. Меня невероятно радует, что улучшается сервис в украинских больницах. Начиная от электронной записи на госпитализацию в стационар — заканчивая возможностью пребывания в государственных клиниках в палатах после ремонта, с многофункциональными кроватями и горячей водой. Главное делать и верить в успех, — тогда все получится!


Беседовала Сюзанна Кирина

Матеріал із позначкою Р розміщується на правах реклами. Редакція не несе відповідальності за достовірність даної інформації.