Найти вторую половинку: «Антонову» пророчат создание СП с «авиагигантом»

Главная / Українська мрія
23.09.2019
Найти вторую половинку: «Антонову» пророчат создание СП с «авиагигантом»
аналитик, обозреватель транспортного рынка

Назначенный недавно руководителем «Укроборонпрома» Айварас Абромавичус уже успел заявить, что ГП «Антонов» не увеличит продажи самолетов, если только не создать совместное предприятие с иностранным производителем.


«Антонов» не способен нарастить экспорт, если не сделать совместное предприятие с одним из мировых гигантов. И эту проблему нужно решать», — сказал он. И объяснил, что «Антонову» требуется доработка, сертификация и развитие отдельно взятых модификаций самолетов, а это сотни миллионов долларов (в некоторых случаях – даже миллиардов), которые может обеспечить только крупный стратегический партнер.

Сейчас в мире создание СП как раз на слуху. Прошлой осенью соглашение о партнерстве для производства самолетов Bombardier C Series Airbus и Bombardier Inc. подписали европейский Airbus и канадский Bombardier Inc. СП по производству пассажирских самолетов создают американской Boeing Co и бразильская Embraer SA, недавно объявили об окончательном согласовании условий стратегического партнерства. Стоимость СП оценивается в $5,26 млрд, при чем часть американской корпорации в нем составит 80%. СП получит операции Embraer в сфере гражданского авиастроения. Правительство Бразилии должно одобрить планы компаний – у него «золотая акция» Embraer, которая дает возможность наложить вето на подобную сделку.

Последние события на мировом рынке оставляют место для мысли, что так, возможно, удастся «пристроить» и украинский «Антонов»?

Чисто теоретически всё верно, но как применить непосредственно к украинским реалиям? Ведь, с тем же успехом мы можем говорить о том, что государство обязано загрузить свой авиапром заказами — правильная мысль, которая на практике упирается в весьма ограниченные возможности Украины.

В мире мало крупных авиапроизводителей, да и относятся к ним в самом «Антонове» с подозрением: мол, если они и создадут СП, то только для того, чтобы уничтожить украинского конкурента.

«Совместное предприятие образуют более или менее равные структуры для достижения цели в очень ограниченной сфере их деятельности. В авиастроительной сфере успешное СП – это CFM International, образованный GE и Safran. Сосредоточено исключительно на сборке двигателей. Два завода, один в США, другой – во Франции. И все. Все остальное — разработки, продвижение, взаимодействие с разработчиками самолетов, определение рынков. Это компетенция учредителей. Другие примеры, которые я знаю, например Leonardo и Lockheed не оправдались и находятся в судебных тяжбах», – прокомментировал заявление Абромавичуса вице-президент ГП «Антонов» Юлий Киселев.

Он убежден, что кроме интеллектуальной собственности на проект «Антонову» со своей стороны нечего предложить зарубежному инвестору, который должен вложить эти самые сотни миллионов или даже миллиарды долларов – таких же значительных собственных средств у него нет. И если некий гигант и пойдет на создание СП, то инвестировать еще и в производство в Украине он не станет.

Ранее тогдашний гендиректор «Укроборонпрома» Павел Букин отмечал, что «проблемой является то, что часто мы неадекватно оцениваем свои технологические возможности: считаем, что стоим миллиарды, теряя реальные возможности привлечь миллионы». «Позиция, при которой одна сторона требует 51% в совместном предприятии, вкладывая только интеллектуальную собственность и производственные возможности, может оттолкнуть инвестора. Ведь он не собирается рисковать своими деньгами, если не до конца понимает перспективы проекта», – говорил он в одном из интервью.

Член Aerospace Industries Association of Canada (AIAC) Владимир Паславский рекомендует присмотреться к опыту компаний ATR и Bombardier – как они решали вопрос управления совместным предприятием. «ATR является франко-итальянской компанией, в которой французский Airbus и итальянский Leonardo имеют равные доли, по 50% каждый (правительство Франции акции в Airbus, правительство Италии – в Leonardo). ATR частично производят в городе Тулузе на базе Airbus. В 2018 году президент ATR Кристиан Шерер, который перед тем всю жизнь проработал на Airbus, вернулся на Airbus и стал президентом по продажам. В свою очередь ATR назначило Стефано Бортоло своим президентом, который одновременно занимает пост вице-президента в Leonardo. Это показывает, как другие акционерные госпредприятия умеют договариваться, доверять друг другу и как материнские компании влияют на ATR, а не наоборот», — говорит он.

«Bombardier разработал два новых самолета – CS-100 и CS-300. Вместе с тем, из-за финансовых трудностей, чтобы не потерять контроль над всей компанией, Bombardier вывел CS-100 и CS-300 в отдельное предприятие и бесплатно отдал 51% нового предприятия компании Airbus. Не обязательно отдавать контроль над целым ГП «Антонов» иностранным инвесторам. Достаточно вывести АН-132, АН-74 или АН-178 на паритетных (или лучших) условиях в отдельные предприятия, как это сделал Bombardier, и продолжать их производить на базе ГП «Антонов» так, как это делают ATR и Bombardier.
Такой подход оставит контроль над ГП «Антонов» в Украине», – говорит он.

«Airbus съел Bombardier: он за три копейки получил все права на готовый продукт CS100 / CS300, но взял обязательства, будут сохранены все рабочие места, цикл производства, и все что с этим связано. Но зачем ему проект Ан-188 – чтобы убить свой А400М? Или Ан-148/158?», – возражает Юлий Киселев.

Действительно: сегодня Украина не может привлечь иностранного инвестора даже за счет возможности гарантированно продавать произведенные здесь же самолеты для потребностей украинских ВВС.

Это не тот случай, когда можно привлечь инвестиции как это раньше было в случае, например, с производством автомобилей, за счёт внутреннего рынка.

Да и объемы рынка не те. А в отрасли вспоминают знаменитую фразу «Самолеты продают президенты» — хорошая мировая практика, когда у авиастроительных предприятий есть государственное лобби.

Конечно, чисто автоматически мы включаем режим «зрада» и думаем, что это не про нас – никогда и ничего украинское правительство не смогло помочь продвинуть своему родному «Антонову».

Но, это не совсем так. Можно привести в пример продажу самолетов Ираку: контракт был подписан десять лет назад, и иракские ВВС получили шесть Ан-32. Многие восприняли этот контракт (а он шел «в пакете» с продажей Ираку украинских бронетранспортеров) как благодарность США за участие украинских военных в операции в Ираке. Если абстрагироваться от нынешнего положения дел в Украине, а попробовать с оптимизмом взглянуть в будущее, то украинским властям еще будет за что «поторговаться»: нам необходимо будет обновлять парк своих истребителей, штурмовиков, и нынешнее наследие СССР будет меняться, при чем – с тем, чтобы избежать зависимости от российских комплектующих. Да, это не ближайшего будущего перспектива, но это наше преимущество. Наравне с востребованностью на международном рынке в качестве авиаремонтника – кто лучше самого производителя отремонтирует и модернизирует «АНы», которые ранее были проданы в другие страны.


Меморандумы "Антонова" — кто, когда и как обещал заказать украинские самолёты Близкая галактика: в Украине запускать ракеты смогут и частники Без звездной болезни: пять замечательных украинских самолетов