Главная / Инвестиции

Выживет ли Украина без новой инвестиционной среды?

01.11.2016
Фрагмент иероглифа
Фрагмент иероглифа "Процветание", выполненного стразами Swarovski
Віце-президент Асоціації «Інноваційний розвиток України»

Устойчивое отставание или развитие?

В то время как мир находится на пороге четвертой промышленной революции, а страны-лидеры – на этапе взрывного роста и величайших по масштабу и сложности трансформаций, властью Украины закладывается фундамент устойчивого отставания экономики в геометрической прогрессии. Почему экономика Украина хронически отстает? Почему страна с огромнейшим потенциалом остается на задворках третьего мира? Сможем ли мы на новом переломном этапе глобальных экономических, политических и даже общечеловеческих изменений вырваться из позиций вечно отстающих?.. Вопросов много, но очевидно одно: необходимо закладывать фундамент новой экономики.

Что может выступить прочной основой для устойчивого развития? Ответ очень прост – это инвестиции, это перенос на территорию нашей страны высокотехнологических производств ведущих транснациональных компаний. Прямые иностранные инвестиции – это первый шаг, первотолчок к стабилизации экономической ситуации в стране.

Но уже не первый год государственные институции, как на уровне высшей власти, так и на уровне регионов не нацелены на эффективное привлечение инвестиций. Правительством не только не разработана инвестиционная стратегия, но и вовсе отсутствует технология работы с инвестором, а государственная политика не способствует созданию благоприятной инвестиционной среды. На этом фоне все еще существует подозрительное отношение к инвесторам, связанное в первую очередь с гипертрофированным желанием уличить коррупционную составляющую в инвестиционной практике.

Такая ситуация привела к тому, что даже те зачатки новой инвестиционной среды, которые сегодня зарождаются в создании стимулирующего законодательства для привлечения инвестиций в индустриальные парки и возрождении особых экономических зон (СЭЗ и ТПР), снова и снова подвергаются критике со стороны противников преференционных территорий, которые по своей сути и являются точками экономического роста. Кто-то заявляет, что такие территории – это офшоры для отмывания денег, кто-то говорит о неравных конкурентных условиях, кто-то предвидит коррупционные схемы и потери для государства, а кто-то пытается уличить в их развитии сепаратизм.

Факты vs домыслы

Давайте разберемся в компетентности таких умозаключений, ведь ни один из этих домыслов не имеет под собой доказательной почвы. Приведу несколько фактов из опыта Украины в создании и функционировании СЭЗ и ТПР.

1. Особые экономические зоны создаются с целью развития высокотехнологических производств, а не для отмывания денежных средств

Для большего понимания: предприятия, зарегистрированные в офшоре, ведут свою деятельность за его пределами, получая статус нерезидента. При этом уплачивают фиксированные ставки налогов. В СЭЗ и ТПР предприятия размещают свои производства в пределах данных территорий. Такие предприятия получают статус резидента государства и платят налоги, исходя из результатов своей деятельности.

2. Особые экономические зоны оправданы и не наносят урон государству

Что касается заявлений о потерях для государства, то здесь необходимо разобраться в природе льгот. По своей сути, льготы – это условно предоставленные суммы в формате освобождения или снижения налогов, которые не имеют материального воплощения. Терять, собственно, государству нечего, ведь без предоставления таких стимулов по налогообложению инвестор и не вложил бы средства в развитие производства. Приведу только один пример эффективности функционирования СЭЗ в Украине за 2004 год: при предоставленных льготах на сумму 33,3 млн гривен поступления в бюджет страны составили 245,7 млн гривен. Выгоды для государства очевидны. С учетом создания рабочих мест, роста ВВП, экспорта, привлеченных инвестиций в страну, создание СЭЗ в экономической плоскости полностью себя оправдывает.

3. Особые экономические зоны не порождают коррупцию

Если основываться на практике функционирования СЭЗ в Украине, то за период работы региональных советов по предоставлению статуса субъектов СЭЗ, в состав которых входили представители государственных органов власти, в т.ч. правоохранительных и контролирующих, ни одной жалобы со стороны потенциальных инвесторов о дискриминации или коррупции не было. А так называемые «коррупционные схемы» – беспошлинный импорт мясосырья – на самом деле касался одного предприятия в одной из СЭЗ в одном регионе.

Закон о специальной экономической зоне в Донецкой области не ограничивал импорт продовольствия, в т.ч. мясосырья, поэтому считать это грубым злоупотреблением было несправедливо. При этом манипуляции экономическими показателями со стороны власти имели место быть как в формате полной дезинформации о результатах СЭЗ и ТПР, так и в формате антипропаганды подобных точек экономического роста. По сути одно предприятие привело к ликвидации всех СЭЗ и ТПР, хотя можно было устранить такой прецедент, внеся поправку в закон об ограничении беспошлинного импорта мясосырья или лицензировав импорт на уровне Кабмина.

4. Особые экономические зоны предоставляют особые условия для развития бизнеса

Ошибочно утверждать, что экономические и промышленные зоны порождают неравные условия для развития предпринимательства. Ведь предприятия, которые хотят работать на территории таких зон, могут свободно выбирать ту или иную территорию для собственного развития, в порядке и на соответствующих условиях, определенных законодательством. Создавая территории с особыми условиями для инвестирования в производство, государство тем самым стимулирует рост реального сектора экономики и уменьшает дисбаланс в развитии регионов.

5. Особые экономические зоны укрепляют суверенитет страны

Касательно заявлений о сепаратизме, то здесь очевидно, что индустриальные парки, СЭЗ и ТПР нацелены на улучшение экономического и социального развития регионов, при этом никоим образом не изменяют территориальную целостность страны и не нарушают государственный суверенитет. Привлечение иностранного капитала в страну приводит к гарантированной защите территории инвестирования страной происхождения инвестиций. Если в контексте геополитики, то чем выше уровень привлечения иностранных инвестиций в страну, тем больше у неё союзников для защиты собственной территории.

Учимся на собственном опыте

Таким образом, очевидно, что все заявления противников особых экономических зон – более чем вымышлены или надуманы. Ведь собственный опыт Украины показывает, что активное создание СЭЗ и ТПР в начале 2000-х гг. привело к экономической активизации 13 регионов страны, где было зарегистрировано более 680 новых инвестиционных проектов. Благодаря преференционным режимам, которые действовали до начала 2005 г., в страну было привлечено более $2,5 млрд инвестиций, создано 137,7 тыс. рабочих мест и около 700 предприятий. За 2000-2004 гг. рост инвестиций опережал рост ВВП в среднем в 2,5 раза.

Если говорить о региональном аспекте, то только Закарпатье (один из наименьших регионов страны) стал магнитом притяжения таких всемирно известных брендов, как Jabil, Flextronics, Yadzaki, Skoda, Volkswagen, Philips, HP, Leoni. Основными результатами деятельности СЭЗ и ТПР в регионе стало создание более 19 тыс. рабочих мест, увеличение внешнеторгового оборота до $1,26 млрд в год, создание и модернизация более 40 крупных предприятий.

Подтверждено мировой практикой

Чему нас учит зарубежный опыт? Статистика красноречива: в мире существует более 3000 особых экономических зон в более чем 40 странах мира в формате СЭЗ, индустриальных парков, технопарков, промышленных зон и т.п. Инструментами государственного стимулирования воспользовались почти все страны с переходной экономикой, этими инструментами и сегодня пользуются развитые страны мира.

Противникам стимулирующей инвестиционной политики хотел бы привести только два примера конкурентной борьбы наших соседей за привлечение инвестора.

Первый пример Венгрии и Словакии, которые боролись за то, чтобы немецкий концерн Daimler AG разместил свои производства на территории их страны. Для Венгрии это была возможность получить крупнейшую иностранную инвестицию в истории. Заверения высшего руководства в принятии стимулирующей законодательной базы, по сути, под одного инвестора, стали основным аргументом для крупнейшего автомобильного концерна разместить свое производство в Венгрии. Появление в венгерском городе Кечкемет завода Mercedes, с конвейеров которого на сегодня уже вышло более 500 тысяч транспортных средств, обеспечило 2500 новых рабочих мест, развитие смежных отраслей экономики и конкурентные бонусы для страны в привлечении крупных инвестиций в дальнейшем.

Второй пример Словакии и Польши, которые боролись за мирового автомобильного игрока Jaguar Land Rover. В результате инвестиционной политики Словакии, направленной на стимулирование инвестора, в т.ч. предоставлении государством компенсации в размере 9% от инвестиционной программы Jaguar Land Rover, автомобильная страна привлекла нового крупного автопроизводителя, который заявил об инвестировании на её территории 1,7 млрд евро и создании более 3800 рабочих мест.

Такие зарисовки из жизни говорят о том, что прямые иностранные инвестиции являются серьезным толчком для развития экономики. Ведь это не только новые рабочие места, отчисления в бюджет, новые технологии, но и реальный потребительский рынок, экспортные возможности и т.д.

Нужна политика стимулирования

Но сможет ли Украина стать конкурентной в борьбе за инвестора на мировой арене, и что для этого необходимо сделать власть имущим?

Главной целью эффективной инвестиционной политики должно стать формирование на законодательном уровне кейса конкурентных инвестиционных преимуществ страны. Как первый шаг – принятие законодательства о стимулировании привлечения инвестиций в индустриальные парки. Это тот минимальный набор налоговых и таможенных преференций, который продемонстрирует, что Украина готова вступить в борьбу за инвестиции, а власть страны – на пути создания комфортных условий для развития иностранного бизнеса.

Но одним законом невозможно кардинально изменить и улучшить инвестиционную среду. Для того чтобы в жесткой мировой борьбе за инвестиции страна превратилась в сильного игрока, необходимы следующие шаги по созданию новой инвестиционной среды. Очень важно сформировать пакет мощных инвестиционных стимулов и принять такую правовую основу инвестиционной деятельности, которая превратит Украину в страну с наиболее благоприятными условиями для привлечения инвестиций и ведения бизнеса.

На конкретном этапе экономического развития страны привлечение инвестиций – это необходимое условие. Важно вернуть подорванное доверие инвесторов. Поэтому открыть шлюзы для инвесторов необходимо минимум на десять лет, а всем, кто воспользуется этими преимуществами, государство должно предоставить гарантии как минимум на 30 лет. За этот период мы должны превратить Украину в инновационную страну.

Решение власти наконец-то приступить к реализации новой экономической стратегии, направленной на стимулирование инвестиций, поднимет экономику Украины на новый уровень развития. Необходимо перейти от нацеленности на сугубо макроэкономическую стабилизацию страны к политике, направленной на развитие территорий экономического роста и создание мер стимулирования и поддержки высокотехнологических производств. Может быть, для реализации такой политики стоит каждому новому правительству делать прививку от инвестфобии и капельницу на эффективное управление.

Смогут ли народные избранники и нынешний состав Кабмина создать новые инвестиционные условия для устойчивого экономического роста страны, будут ли поддержаны законопроекты о стимулировании привлечения инвестиций в индустриальные парки, СЭЗ и ТПР – покажет время. Но необходимо четко понимать, что промедление уже сегодня означает отставание навсегда.
Украина нуждается в $10 млрд инвестиций ежегодно -Ковалив Віктор Галасюк: інвестиції у виробництво – найкращі ліки від корупції! ЕБРР пообещал увеличить инвестиции в Украину до 1 млрд евро