Главная / Экономика

Штопальная игла: что мешает Украине стать высокотехнологичной

30.12.2019
Штопальная игла: что мешает Украине стать высокотехнологичной
аналитик, обозреватель транспортного рынка

В некоторых вопросах Украина напоминает штопальную иглу из сказки Андерсена. Она «считала себя такой тонкой, что воображала, будто она швейная игла», и хотя порой служила заколкой кухарки, а иногда и «мачтой» в скорлупе, все уверяла, что «знает себе цену».

С мантрой о том, что Украине нужно производить продукты с высокой добавленной стоимостью спорить сложно. Укрепляться в статусе «сырьевого придатка» означает — бояться первого неурожая, изменения конъюнктуры сырьевого рынка, даже самого незначительного кризиса.

Тем временем в Украина до сих пор не разжилась собственной государственной стратегией на пути к высоким технологиям. Множество государственных мужей с сосредоточенным видом говорили о необходимости взять такой курс. Да и сейчас говорят – недавно глава Министерства экономического развития Тимофей Милованов сообщил, что в 2020 году Украина будет увеличивать количество заказов на украинских предприятиях и способствовать переходу от сырьевого к продуктовому экспорту.

Создавались разнообразные органы на тему развития экономики. Вспомним Национальный комитет промышленного развития, созданный по приказу Кабмина в 2016 году для того, чтобы найти пути перехода «на современную индустриальную модель экономики на основе инновационных технологий». По отдельным направлениям даже менялось законодательство, что должно было бы поспособствовать развитию.
Традиционно, многое осталось только на бумаге, а то, что всё же удалось реализовать романтикам-реформаторам, не принесло ощутимых результатов.

Эксперты сходятся в том, что наиболее успешный украинский опыт по переходу от сырья к продукции с добавленной стоимостью — это ограничение экспорта подсолнечника ради развития собственных перерабатывающих мощностей и экспорта подсолнечного масла. Соответствующий закон был принят в 1999 году, он установил специальную экспортную пошлину и постепенно перерабатывающие мощности выросли на порядок. В отрасль было инвестировано три миллиарда долларов, построено более 60 предприятий.

В остальном же попытки превратить ту или иную перспективную отрасль в драйвер для украинской экономики ожидаемых результатов не принесли.

Потому, должно быть, что за громкими пророчествами стояли интересы отдельных компаний, лоббирующих собственные преференции. А важнейшие факторы, с успехом отработанные уже другими государствами, остались неучтёнными.

Вспомним украинский автопром: лоббисты уверяли, что отрасль станет локомотивом экономического роста. Мол, это и создание за счет одного рабочего места в автопроме десяти мест в смежных отраслях, и увеличение ВВП страны, и привлечение современных технологий, которое позволит модернизировать множество предприятий. От государства требовалось тоже немало: и выплаты премий за покупку нового авто украинского производства, и налоговых льгот для производителя, и лизинговые программы под госгарантии. При этом игнорировался опыт других стран: Южная Корея, к примеру, добилась успеха на международном рынке, стимулируя не только внутренний спрос – государство предоставляло преференции только тем компаниям, которые экспортируют продукцию и способствовало импорту технологий.

Украинский автопром получил преференции по сравнению с импортерами, но зависел от импортных комплектующих, и падение курса гривны подкосило его, а на внешних рынках продукция конкурентоспособной так и не стала. Зато традиция надувать щеки и говорить о своем значении для украинской экономики, требуя для себя всяческих льгот – осталась.

Показателен пример украинских металлургов: они подсели на иглу государственного ограничения экспорта металлолома под лозунгом защиты национальных интересов. Стоит в голове у законотворца забрезжить проекту закона, который предлагает экспортную пошлину убрать, поднимается шум и звучат угрозы. Грозят неотвратимыми последствиями для производства, уменьшением объемов производства, снижением объемов экспорта, уменьшением валютных поступлений в страну и дестабилизацией курса гривны, потерей возможности увеличивать зарплаты, инвестировать в развитие.

Происходит это на фоне глобального снижения потребления металла на мировом рынке — украинским металлургам уже не нужны прежние объемы. А заявленные потребности предприятий в 2018 году были обеспечены почти полностью — тогда на украинские меткомбинаты было поставлено 3,3 млн тонн металлолома. А в 2019 году случился и вовсе профицит лома черных металлов, который невозможно реализовывать из-за заоблачных экспортных пошлин. Металлургам сырье не нужно, но вывозить его нельзя, он имеет статус «стратегического». Металлозаготовители жалуются — бизнес становится убыточным. И они тоже не могут модернизировать заготовительные и перерабатывающие мощности, а разработка существующих источников лома требует все больше затрат. Контроль над экспортом лома, безусловно, нужен, а жесткие бездумные ограничения — нет. Тем более, что экспорт металлолома также дает государству валюту, как и экспорт продукции металлургов.


Но ослабить позиции металлургам нельзя – иначе как потом доказывать, что разрешение продавать металлолом на зарубежные рынки грозит чуть ли не потерей «одной из немногих своих высокотехнологичных отраслей». Для нашего государства это очень характерно: если можно «завинтить» пошлинами одних в угоду другим – это пожалуйста, если же есть шанс что-то недозаработать, убрав ограничения, – чиновники начинают тщательно затягивать. Еще хуже обстоит дело с финансированием из госбюджета: любая программа развития отрасли выдаётся на-гора, описываются радужные перспективы. Когда же дело доходит до выплат средств из госбюджета, их обычно не находится. История авиапромышленности Украины знает достаточно таких примеров.

После революции Достоинства украинское правительство твердо решило, что не будет строить самолеты украинской разработки из российских комплектующих.

На ГП «Антонов» подсчитали, что на замещение таких комплектующих только на одной линейке самолетов Ан-148/158/178 необходимо более $200 млн. Кабмин пообещал выделять деньги траншами, расписав на два года выплаты по 700 млн. грн. Но в реальности авиапроизводитель не получил от государства ничего. Несмотря на то, что «Антонов» и является прибыльным предприятием, столь значительные средства самостоятельно потратить сразу он не может. В результате чиновники продолжают рассказывать о том, что Украина входит в клуб тех немногих государств, у которых есть полный цикл авиастроения, но новых самолетов построить мы не можем.

Более того: на самом деле у нашего государства нет четкой стратегии, много вопросов решаются ситуативно, и гарантий, что спустя несколько лет правила игры в очередной раз не изменятся, просто нет.

Например, завод «Еврокар» был построен на Закарпатье благодаря появлению свободной экономической зоны с налоговыми льготами. И хотя законодательство гарантировало сохранение условий на 30 лет, в 2005 году правительство льготы отменило, что оказалось существенным ударом, особенно уже в условиях финансового кризиса.

В начале нулевых в Украине были запущены механизмы поддержки судостроительной отрасли, в частности, была снижена фискальная нагрузка. Опять-таки, благодаря специальной экономической зоне голландская компания Damen купила в Николаеве завод «Океан», что обеспечило ему солидный портфель заказов. В период с 2000 по 2004 годы судостроители увеличили реализацию продукции в 3,5 раза. После же того, как в 2005 году государство лишило судостроение всех этих «пряников», голландские инвесторы от завода в Украине избавились. По отрасли пошел откат.

Страшно представить, что такой популизм является уже традицией: машиностроители будут говорить о своем нереализованном потенциале и требовать у государства реальной поддержки, аграрии будут и дальше увеличивать экспорт, инвестировать в перевалочные мощности, а госчиновники будут обещать все и всем, но реально рассчитывать на государство не сможет никто.


Про ефективність використання бюджету на спорт Леонід Гребінський, Голова Правління АТ «КРИСТАЛБАНК»: Ми намагаємося з оптимізмом реагувати на невдачі, подразники і перешкоди, та виносити з цього нові знання та навички В ОГХК сообщил о давлении со стороны Фонда госимущества и краже