“У европейцев абсолютно превратное представление о нас и о нашей жизни”, —