«Три дня Бабченко»: резонанс истории с «убийством» журналиста в медиа

«Три дня Бабченко»: резонанс истории с «убийством» журналиста в медиа
1052

Случай «убийства» российского журналиста Аркадия Бабченко, пожалуй, единственный в своем роде на постсоветском пространстве. Убийства журналистов, к сожалению, не редкость, а вот их «воскрешение» — однозначно уникальное событие.

Всего за три дня в сети доля новостей с упоминанием российского журналиста составила почти 11% от всех информационных сообщений. Больше всего о Бабченко и спецоперации СБУ говорили 30 мая: с утра об убийстве, ближе к вечеру — о «воскрешении». В итоге в этот день доля сообщений о Бабченко составила пятую часть всего информационного потока*. Далеко не каждый резонансный инфоповод может похвастаться таким охватом.

*Анализируемое время с 17 часов 29 мая до 17 часов 31 мая. Период взят для объективности сравнения – на темы «Бабченко мертв», и «Бабченко жив» приходится по 24 часа информпотока.

Необходимо отметить, что новости о смерти журналиста не вызвали столь резкого всплеска, как новость о его спасении. Во-первых, видимо, многие сомневались в достоверности информации или просто не хотели верить. Во-вторых, новость появилась вечером, а многие Интернет-СМИ не работают круглосуточно. Соответственно, информационный всплеск о Бабченко имел две волны — вечернюю и утреннюю. Вторая волна была продолжительнее в силу того, что к комментированию ситуации приобщилось множество политиков, экспертов, чиновников и дипломатов.


Распространение новостей об Аркадии Бабченко в Интернете

Новость же о «воскрешении», наоборот, разнеслась мгновенно. За три часа – с 17 до 20 - новость собрала 4 млн контактов, а затем быстро пошла на спад. На следующий день тему «ожившего» Бабченка обсуждали довольно активно, но не так интенсивно, как в предыдущее утро обсуждали смерть. Еще один всплеск наблюдался ближе к вечеру, когда Бабченко дал еще одну пресс-конференцию.

В итоге пусть и с незначительным, но перевесом добро победило зло — хорошие новости о живом Бабченко набрали больше охватов, чем информация о его смерти. В интернете новости о живом журналисте увидели 12,5 млн читателей, а о мертвом — 10,6 млн. Всего же о Бабченко было опубликовано почти 11 тысяч новостей. На ТВ распределение немного иное – превалирующее большинство новостей касалось спецоперации СБУ и «ожившего» журналиста — 55 сюжетов против 110. По охвату аудитории ситуация еще радикальней — из 53 млн телезрителей, которые видели новости по этой теме, только 10,1 млн контактов было с сюжетами о смерти журналиста. Во многом это связано с тем, что информация о «смерти» журналиста появилась вечером и уже попадала в прайм-тайм на ТВ. В связи с этим имела меньший охват в сравнении с сообщением о том, что журналист оказался жив. «Воскрешение» же подали все топовые каналы в пиковое вечернее время.

П. Порошенко, Ю. Луценко и В. Грицак дали свои комментарии уже о живом Бабченко, что дает нам основание предположить, что они были в курсе спецоперации. В то время как В. Гройсман и П. Климкин говорили больше о «мертвом» журналисте, т.е. для них «воскрешение» было неожиданностью. Но уже 31 мая оба чиновника включились в комментирование счастливого исхода спецоперации.

Общее количество новостей - суммарное количество публикаций в украинском сегменте Интернета вместе с сюжетами в новостных блоках на украинских телевизионных каналах.

Охват - количество аудитории, которая проконтактировала с новостями. Охват измеряется в количестве контактов.